0

22 Декабрь 2013

«Древний Человек в Городе» А.М. Пятигорский

image

«…человека обогащает знание исторических фактов, но неизбежно вводит в заблуждение соблазн исторической концепции, которая эти факты истолковывает. О нет, я не против концепции, я против прельщения ею.»
Древний Человек в Городе

Александр Пятигорский — один из самых заметных современных российских философов. В конце 1950-х он начинал как ученый-востоковед, работая вместе с Юрием Рерихом в Институте востоковедения АН СССР. В 1960 г. совместно с Семеном Рудиным написал Тамильско-русский словарь, а позже выпустил “Материалы по истории индийской философии”. По приглашению Юрия Лотмана читал лекции в Тартуском университете. Впоследствии работал с Мерабом Мамардашвили — в соавторстве с ним написана книга “Символ и сознание”. С 1974 г. Пятигорский живет и преподает в Лондоне. Там написаны “The Buddhist Philosophy of Thought”, “Mythological Deliberations”, “Who’s Afraid of Freemasons? The Phenomenon of Freemasonry”. Кроме того, Пятигорский — автор трех романов и одного сборника рассказов. В 2000 г. за книгу “Вспомнишь странного человека” был удостоен премии Андрея Белого.

«Древний человек в городе» — это роман, отличительная особенность которого — сплав философии, мифологии и литературы. История здесь пересекается с мифом на образе Древнего Человека, который, с одной стороны, живет вне истории, потому что он был до нее, но, с другой стороны, он наблюдатель истории. Этот миф о Древнем Человеке присутствует, например, в сибирском, североамериканском и индейском фольклоре. Древний Человек — метафора истории. А ключевая мысль романа — рефлексия, связанная с попыткой восстановить историческую память.

(И, обращаясь ко всем.) История, собственно, и начинается там, где кончается способность людей ПРОДОЛЖАТЬ жизнь. Тогда и наступает ПЕРЕРЫВ в нормальном течении обычного сознания — явление, которое Шекспир поэтически обозначил как «век вывихнул суставы»…

Героем романа выступает, прежде всего, древний город N, тайну и историю которого стремятся постичь приехавший в него профессор. Несмотря на кажущуюся открытость истории Города, где каждый квартал ведёт своё летоисчисление, при попытке ее осмысления возникает неоднозначность. Она позволяет осознать читателю тот факт, что, живя в своем мире, нужно помнить, что миров — бесчисленное множество, легко, однако, сводимое к двум — его миру и всем прочим. И что любое его или чье-либо действие, слово или соображение, сколь бы очевидным оно ни казалось, всегда будет иметь по крайней мере два смысла, которые не сводятся к чему-то единственному.

Текст романа полностью  доступен здесь:

http://magazines.russ.ru/october/2001/11/piat.html

Добавить комментарий